?

Log in

No account? Create an account

February 3rd, 2013

Запись опубликована В гостях у главного редактора. You can comment here or there.

 

Технические идеи харьковского пенсионера Виктора Вереитинова могли бы войти в копилку достижений человечества, но в Украине большая часть остались невостребованными.

 

Все не как у людей

На своих изобретениях он мог бы стать миллионером – а живет в скромной хибарке на краю города. Спит энтузиаст… под крылом самолета: прямо над кроватью – часть действующего летательного аппарата, а раньше в 19-метровой комнатке даже фюзеляж стоял!

Изобретатель по улице – единственный, у кого даже забора (в обычном понимании слова) нет. Дворик с огородиком – у всех на виду, за прозрачной огорожей из сетки-рабицы. Оказывается, забор – изобретение хозяина: стоит себе по периметру без единой опоры! И забор не такой, как у людей, и метла не такая, и велосипед. Лопата – в любой грунт, как в масло, входит, копает хоть в горных породах, хоть в вечной мерзлоте, еще и земле не дает иссушаться: когда ком переворачивает, не нарушает биоструктуру.

«Никогда не считал своих патентов, – показывает гору свидетельств на изобретения Виктор Иванович, – это только за последние три года. А в советское время сколько всего создал… Но от количества патентов судьба человечества не зависит. Зингер изобрел всего лишь иголку, перенес отверстие с торцевой части на носок и попал в историю – так появились швейные машины».

Часть патентов Вереитинова ушла в Китай, часть – в Египет и Израиль. Дома не пригодились. А то бы Вереитинов тоже вошел в историю. Если бы его редуктор, например, в промышленном применении оказался, мог бы стать новым словом в механике. По документам эта железка – «механизм для превращения колебательных движений в однонаправленное поступательное». В модели коляски-самохода, например, Вереитинов придумал способ передвигаться, используя только вес человека. Инвалиду было бы достаточно лишь повернуть голову, чтобы коляска повезла его в нужном направлении.

А еще харьковский Кулибин изобрел протезы, на которых безногие могут танцевать! Не имеющее аналогов устройство позволяет инвалиду без костылей и подпорок подниматься в гору и спускаться вниз, идти по камням и выбоинам, и даже бегать. К тому же революционные протезы не натирают культю, не вызывают аллергии и дискомфорта в жару, поскольку надеваются не с помощью резинового крепежа, а с использованием приятного для тела хлопчатобумажного мешка.

Прорыв в аэронавтике

Летающее крыло, сконструированное Вереитиновым, специалисты считают открытием в аэронавтике. «В мире таких крыльев нет, – говорит автор, – и если к этому крылу подвести фундаментальную научную базу, ему не будет цены». Изобретение Вереитинова прошло все мыслимые и немыслимые испытания, продувалось в аэродинамической трубе и повергло в шок авиационных конструкторов. В нарушение всех законов физики оно не падает, не входит в штопор и не переворачивается в воздушных потоках, а значит, может быть принципиально новой альтернативой как громоздкому и небезопасному парашюту, так и дельтаплану. Авиационная держава Россия первой выдала патент Вереитинову, запатентовал автор свою находку и в Украине.

«Вот оно, – Виктор Иванович торжественно достает с верхней полки в заставленной всякой всячиной мастерской (из-за этого сарая со станками – центральная комната в доме – и переехали с женой в частный сектор на Рогани) обычную с виду фанерку. – Сверхлегкий летательный аппарат с клиновидным профилем не имеет фюзеляжа и в сложенном виде помещается в любой рюкзак или сумку, почти не добавляя веса. При необходимости быстро раскладывается и летит вместе с человеком или грузом сам по себе».

Крыло испытывали в известном своей уникальной розой ветров поселке Планерское в Крыму, снимали на пленку полет в горном ущелье. Приближаясь к скалам, изобретение Вереитинова мягко разворачивалось у горной гряды и аккуратно, плавно спускалось на землю целым и невредимым. Если такое летающее крыло будет с собой у альпинистов, число смертей в горах резко поубавится, уверен изобретатель. Возможно, оно станет спасением и для терпящих бедствие экипажей и пассажиров самолетов. Из аннотации к техническому решению полковника-аэродинамика, кандидата технических наук Валентина Георгиевича Лебедя: «Сверхлегкий летательный аппарат с клиновидным профилем превосходит существующие сверхлегкие летательные аппараты с жестким крылом по вопросам безопасности и простоты конструкции, следовательно, имеет более низкую стоимость при близких летно-технических характеристиках».

Бесценный плюс крыла Вереитинова – доступность и массовость использования. В отличие от парашюта, не надо обучаться полетам. Крыло может без подготовки использовать даже ребенок.

Знаки судьбы

Если бы такая возможность была у самого маленького Вити, когда он в грудничковом возрасте падал с семиметровой высоты… Выпав из окна третьего этажа, малыш выжил чудом. Сейчас Виктор Иванович понимает, что в живых много раз оставался ради какой-то цели, а судьба, охраняя его в передрягах, подавала знаки и дарила крылья.

Покалечился, будучи школьником, в автокатастрофе (по прогнозам врачей, должен был умереть, но в сельской больнице не нашлось хирурга, и пациента не стали оперировать, что и спасло, по мнению Вереитинова, ему жизнь). И только в 1985 году узнал: у него разорваны сердце, селезенка, печень и диафрагма – при обследовании медики насчитали на внутренних органах с десяток шрамов, а тогда, много лет назад, врачи «собрали» только сломанные кости. «Всю жизнь прожил с этим – значит, был смысл, – убежден изобретатель, – я потом даже гимнастом хотел стать, разряд получил, но свою мечту о крыльях осуществить уже не мог, в авиацию по состоянию здоровья путь был заказан.

В военном билете по двум статьям значилось, что к службе не годен: по нервным и внутренним заболеваниям. И в ХАИ на дневное отделение по этой причине не взяли, пришлось поступать на вечернее. Но крылья судьба мне все-таки дала – я конструировал самолеты, на которых поднимались в небо мои друзья».

Вереитинов считает, что шаг за шагом его кто-то вел по дороге к небу. С такими людьми жизнь сводила, что иначе как роком подобное стечение обстоятельств не назовешь. Однажды, вспоминает, его мотоцикл остановил гаишник, чтобы спросить… не продаст ли ему мотоциклист своего «железного коня». «Привожу домой к этому покупателю Юрию Тугаю документы на технику, гаишник на Баварии у канатного завода жил, – рассказывает Виктор Иванович. – Знакомлюсь с родителями – и выясняю, что отец парня, слепой баянист дядя Вася, сидел за одной партой со знаменитым изобретателем летательного аппарата Степаном Васильевичем Гризодубовым! Жена Марья Сергеевна, узнав о том, что я дома самолет сконструировал, говорит: «Вася, ну позвони Степану, пусть талантливого мальчика пристроит…». «Степа, у меня тут молодой человек сидит, – снимает трубку одноклассник Гризодубова, – по твоей части, не можешь на учебу взять? Вдруг звезды с неба хватать будет?» – «Так за чем дело стало?» – отвечает Гризодубов, и звонит Станиславу Пихтовникову (зам. ректора ХАИ по науке). Тот: «Пусть приезжает». Меня посадили в машину – поехали. «Где ты работаешь?» – спрашивает проректор. «На заводе сверловщиком». – «Хочешь в студенческом конструкторском бюро работать?» – «Еще бы!».

 

Терпение и труд

Начальником был Валерий Вячеславович Решетников, красивый парень в вышиванке – только что окончил ХАИ и организовал студенческое КБ. Незадолго до встречи с Вереитиновым Решетников испытывал летательный аппарат собственной конструкции и разбился. Поэтому, узнав, что дома у новоприбывшего стоит сконструированный умельцем готовый самолет, немедленно выехал посмотреть. От увиденного в частном доме на Новоселовке начальник КБ пришел в восторг: посреди комнаты стоял фюзеляж самого настоящего самолета. Вереитинова безо всякого образования взяли чертежником, а параллельно, всего за 10 дней подготовившись к вступительным экзаменам, он поступил в авиационный институт. Вскоре его новый самолет «ХАИ-19» удачно полетел, а его фотографии попали к нашей прославленной летчице Валентине Степановне Гризодубовой. В 1970 году она пожелала познакомиться с конструктором этой модели лично.

Работая в планерной секции, а потом в аэродинамической лаборатории, Вереитинов впервые поднялся в воздух на своем планере вместе с инженером летно-испытательной станции Харьковского авиазавода. Позже, сидя в передней кабине «Як-18», выполнял вместе с летчиком Алексеем Батурой все фигуры высшего пилотажа. Ставя на крыло других, Вереитинов изобрел не только крылатые машины, но и собственный способ не остаться за бортом авиации. Этот человек создал аппарат на воздушной подушке и уникальный самолет с пороховым запалом, который мог лететь как по воздуху, так и в воде (в отличие от амфибий, самолет не приземлялся на воду, а нырял).

На испытаниях моделей студенческого КБ харьковский Кулибин познакомился с нынешним генеральным конструктором КБ им. Антонова Дмитрием Кивой. Встреча была нерадостной: в тот день лопастью самолета летчику оторвало пальцы, после чего начальника студенческого КБ Решетникова перевели в Казань, где он вскоре умер. Модель «ХАИ-20» поднимали в небо уже без него, полет снимала киевская студия телевидения. На том же аэродроме «Скороходово» одновременно испытывал свой новый одноместный самолет и Виктор Вереитинов. Назвал его «ТИТ» – «терпение и труд». За него изобретателю позже предлагали автомобиль «Волга». А из фильма «ТИТ» вырезали. Конструкторы-одиночки, говорит изобретатель, в советское время не приветствовались. Не больше везет им и сейчас. Харьковский бизнесмен (единственный, кто заинтересовался изобретениями Виктора Ивановича) неожиданно ушел из жизни. И подаренный нищему пенсионеру-изобретателю компьютер – память о так и не реализовавшихся планах по серийному созданию самого безопасного летательного аппарата в мире…

 

Инна ТИХОНОВА

Tags: